-Метки

13 августа about myself Танцуй абхазия агра акклиматизация александр могилев алкоголь анна единак аптека архив архыз бангалор белый дзамбала бештау бодхичитта буддизм весна видео викторина водопад вопрос гоа далай-лама дели демотиваторы дети друзья ессентуки животные загадка индийские танцы индийский танец индия интернет калмыкия катхак кисловодск кисловодский парк конкурс краснодар красный форт купание лайфхак лес литература литературный конкурс люди люди индии макро мандала март мастер-класс матиз машук миниатюра море мошенники моя семья музыка новый афон осень остеохондроз отчет 2014 паломничество первый раз песня писательство питер платье праздник прия путевые заметки путешествие пятигорск работа ретрит рецензия ростов-на-дону санкт-петербург селфи сказка сострадание статья стихи тадж-махал такси танцы трансфер тюльпаны учение фестиваль фестиваль красок флешмоб фотоиндия фотопост фотосессия холи цветы цитата

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в zumiralda

 -Фотоальбом

Фотоальбом закрыт всем, кроме хозяина дневника.

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 29.07.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 29198

Ушла к востоку от Эдема

Среда, 18 Марта 2015 г. 21:17 + в цитатник

eden6 (284x480, 28Kb)

Во второй половине понедельника я взялась за чтение романа Дж. Стейнбека "К востоку от Эдема" и только сегодня смогла освободиться из головокружительного плена этой чудесной книги. Любовь к чтению появилась во мне меньше десяти лет назад, поэтому читаю я медленно, вдумчиво, смакуя каждую удачную фразу, перечитывая, иногда даже возвращаясь к предыдущим главам и делая пометки на полях в наиболее понравившихся местах. Всегда удивляюсь и восхищаюсь людьми, способными подобные книги осилить за пару вечеров, а то и за один. Читаю я и сейчас, к сожалению, редко, но если и добираюсь до книги, то погружаюсь в нее с головой, всей душой отдаюсь повествованию и очень расстраиваюсь, если приходится отрываться из-за потребностей естества. Перерывы на еду, туалет и сон воспринимаются мною также мучительно, как когда-то в последние дни подготовки к экзамену. Могу, конечно, вообще не есть и не спать, только по маленькому иногда ходить, но мужу такая перемена образа жизни не нравится. Ночью с фонариком под одеялом читала. Да, тяжело находиться одновременно в разных мирах с близкими людьми, хоть и на короткий промежуток времени. 

 

Я уже как-то упоминала, что Джон Стейнбек мой любимый иностранный писатель (любимый отечественный был и остается Ф.М. Достоевский). Однако же Стейнбек веселее Достоевского и, можно сказать, ближе к простому, работящему народу. Несмотря на позднее увлечение чтением, я всегда придирчиво относилась к стилю повествования, красоте и богатству языка, эрудированности автора. Даже если в произведение по заверению других читателей заложен глубочайший смысл, раскрываются тайны бытия или ответы на вопросы, что делать и как жить дальше, - я не буду дочитывать его и брошу в самом начале, если меня будет коробить авторский стиль своей корявостью и ограниченностью. Кроме случая, когда автора знаю лично и тогда, насилуя себя, дойду до конца книги, чтобы высказать свое дружеское мнение.

 

Перед Стейнбеком  я искренне преклоняюсь, и, будь он жив, я не поленилась бы, выучила английский и поехала в Америку. Ночевала бы у порога его дома с просьбой взять меня к себе ученицы и научить также отображать реальность, характеры и потаенные мысли людей, изобличать пороки и восхвалять добродетель, также как он уметь обычному падению листа с дерева придать такое описание, что его смысл будет отражать общую идею книги. Многие из фраз его произведений настолько гармонично построены и насыщены звонкими аллегориями, что хочется остановиться вопреки желанию разгадать продолжение сюжета, судьбу героев и насладиться красотой мысли, как бывает в моменты, когда спешишь на встречу и просто не можешь не застыть хоть на мгновение и полюбоваться облетающими лепестками яблоневого цвета под дуновением ветра. 

Таковы книги Джона Стейнбека. Они как картина о миллионе деталей. Сначала как будто смотришь на нее вплотную, уткнувшись носом в холст, а потом постепенно отходишь все дальше и дальше, замечая, как каждый персонаж вливается в общую панораму, как поступки, действия и даже мысли героев, от главных до эпизодических, создают неповторимый сложный рисунок из переплетений человеческих судеб.

Роман "К востоку от Эдема" рекомендую без исключения всем. Мне кажется, его можно назвать смело энциклопедией человеческих душ, в нем изображен весь спектр характеров, какие только можно встретить в мире: от тяжелых моральных уродов до настоящих ботхисаттв в миру. Сам Стейнбек считал этот роман своей лучшей работой и видно, сколько души и труда он вложил в книгу, в которой, кстати, отчасти отражается и жизнь его предков. В романе идет аналогия с ветхозаветной повестью про Каина и Авеля. На ее фоне развивается концепция греха.

Что есть грех для человека, как к нему относится, спрашивает автор? И приходит к выводу, что каждый человек индивидуален, мало зависит от наследственной предрасположенности и, что самое главное, обладает правом выбора. Выбор же всегда строится между двух противоположностей, которые Стейнбек считает имеют одинаковую природу, между добром и злом. Некоторые преувеличивают роль добродетели в человеческой природе и считают грех страшным загрязнением. Такие люди, по сути своей, перфекционисты и идеалисты, боящиеся испачкаться, а уж если и допустили в себе грех, а точнее то, что им считают скорее сами, чем то, что диктует церковь, в таком случае наслаждаются самобичеванием. Они идеализируют все вокруг, в первую очередь близких людей, и не готовы мириться с падением идеалов. Если человек, возведенный ими в центр своей картины миры, окажется не агнцом божьим или ангелом во плоти, а, напротив, самим исчадием ада, сутью порока, то это сведет их с ума и послужит толчком к самоубийству.

Бывают и такие, которые отказываются во чтоб это ни стало видеть в человеческой природе добродетель и считают присущей ей исключительно греховность в различных проявлениях: похоть, трусость, алчность, зависть и так далее. Когда такой человек встречается лицом к лицу с нравственностью и добротой, сопутствующими проницательности, то готов сожрать их обладателя, потому что тот мешает обустройству его маленькой вонючей вселенной с подонками и идиотами. В конце книги мы наблюдаем очную ставку двух идеалистов с прямо противоположным отношением к понятию греха и происходит взрыв, в результате которого погибают оба. Остаются в живых только те, кто принял свою греховную природу и возобладал над ней, потому что у них был выбор победить грех.

А теперь приведу наиболее понравившееся цитаты из книги «К востоку от Эдема» Джона Стейнбека. Многие из них посвящены воспитанию детей, так что книгу можно использовать также как пособие не хуже "Педагогической поэмы" А. Макаренко.

Когда ребенок впервые узнает цену взрослым — когда серьезный малыш впервые догадывается, что взрослые не наделены божественной проницательностью, что далеко не всегда суждения их мудры, мысли верны, а приговоры справедливы, — все в нем переворачивается от ужаса и отчаяния. Боги низвергаются с пьедесталов, и не остается уверенности ни в чем. Сверзиться с пьедестала — это вам не то же самое, что поскользнуться, и уж если боги падают, то летят вниз с грохотом, с треском и глубоко увязают в зеленой болотной жиже. Снова вытаскивать их оттуда и водружать на пьедестал — работа неблагодарная; к ним никогда не возвращается былая лучезарность. И мир, в котором живет ребенок, никогда уже не обретает вновь былую целостность. Взрослеть в таком мире мучительно.

 

Ничто не постоянно. Приходит и уходит и тот, кто помнит, и то, что помнится.Наблюдение показывает, что все происходит из перемен. Размышление подсказывает: ничто так не угодно природе мира, как изменять вещи и создавать новые, на них похожие. Все сущее есть семя, из какового произрастает будущее.(с) "Размышления Марка Аврелия"

 

Когда человек спрашивает у другого, что он думает, ему хочется, чтобы тот подтвердил его собственное мнение.

 

Ход времени воспринимается нашим сознанием странно и противоречиво. Если время состоит из однообразных будней или лишено событий, логично предположить, что оно тянется бесконечно долго. Так, да не так. Именно серые, лишенные событий дни пролетают совершенно незаметно. Другое дело, когда время пестрит происшествиями, когда оно искорежено трагедиями и пересыпано радостями - потом кажется, что все это длилось бесконечно долго.

 

Люди любят размещать всех по полочкам, особенно класть на свою.

 

Ведь так легко — по своей лености и слабости отдаться на милость божества, твердя: «Я ничего не мог сделать: так было предопределено». Но подумайте, сколь возвеличивает нас выбор! Он делает людей людьми.

 

[об истории Каина и Авеля]
Думаю, она потому известнее всех повестей на свете, что она — о каждом из людей. По-моему, это повесть-символ, повесть о человеческой душе. Мысль моя идет сейчас ощупью, так что не взыщите, если выражусь неясно. Для ребенка ужасней всего чувство, что его не любят, страх, что он отвергнут, — это для ребенка ад. А думаю, каждый на свете в большей или меньшей степени чувствовал, что его отвергли. Отверженность влечет за собой гнев, а гнев толкает к преступлению в отместку за отверженность, преступление же родит вину — и вот вся история человечества. Думаю, если бы устранить отверженность, человек стал бы совсем другим. Может, меньше было бы свихнувшихся. Я в душе уверен — почти не стало бы тогда на свете тюрем. В этой повести — весь корень, все начало беды. Ребенок, тянущийся за любовью и отвергнутый, дает пинка кошке и прячет в сердце свою тайную вину; а другой крадет, чтобы деньгами добыть любовь; а третий завоевывает мир — и во всех случаях вина, и мщение, и новая вина. Человек — единственное на земле животное, отягощенное виной. И — погодите, погодите! — следовательно, эта древняя и грозная повесть важна потому, что дает разгадку души — скрытной, отвергнутой и виноватой.

 

Да, у человечества есть одна-единственная тайна. Все наши романы, вся поэзия вертятся на непрекращающейся борьбе добра и зла в нас самих. Мне иногда кажется, что зло вынуждено постоянно приспосабливаться и менять обличье, но добро бессмертно. У порока каждый раз новое, молодое лицо, зато больше всего на свете чтут добродетель, и так будет всегда.

 

Понимаешь, ребенку кажется, что он центр Вселенной. Все , что делается вокруг , делается для него одного. Другие люди в его глазах просто куклы, с которыми он играет. Но когда ребенок подрастает, он начинает сравнивать себя с другими, узнает себе цену, находит свое место в этом мире. Начинает понимать, что не только люди должны ему, но и он должен людям. Это гораздо труднее, зато справедливее.

 

По- моему, игра в прятки с самим собой - не такая уж редкая штука. Некоторые всю жизнь в нее играют и все без толку.

 

Люди разучились верить в собственные силы и, когда вдруг надо рискнуть, предпочитают найти сильного, уверенного в себе человека и увязаться за ним по пятам, хотя, может быть, он идет совсем не в ту сторону.

 

Если бы человеку пришлось отказаться от всего, что у него есть, остаться нагим и босым, вытряхнуть и карманы, и душу, он, думаю, и тогда бы умудрился припрятать где-нибудь пяток мелких грешков ради собственного беспокойства. Уж если мы за что и цепляемся из последних сил, так это за наши грехи.

 

"Понимаешь, быть человеком - значит взять на себя какую-то ответственность, а не просто заполнять собой пространство".

 

— Я не слишком верю в кровь, — сказал Самюэл. — По-моему, когда обнаруживаешь в своих детях зло или добро, все оно самим тобою же посеяно в них уже после рождения на свет.
— Нельзя из свиньи сделать скаковую лошадь.
— Нельзя, — сказал Самюэл. — Но можно сделать очень быстроногую свинью.

 

Как часто людей подводит спешка. Кто хочет свершить как следует трудное и тонкое предприятие, тот должен сперва подвергнуть рассмотрению конечную цель, а затем, приняв эту цель как желанную, полностью забыть о ней и сосредоточиться единственно на средствах. При таком подходе ни спешка, ни волнение, ни страх не толкнут человека на неверное действие. Но очень мало кто усваивает эту истину.

 

Легче лёгкого свалить всё на наследственность, на родителей. <...> Всё, что человек делает, это он сам делает, а не его отец или мать.

 

Щелкни щенка разок-другой по носу, он забьется в угол или начнет кататься по полу, прося у хозяина прощения. У ребенка же от попреков рождается опасливость, и он прячет ее за безразличием, бравадой или замыкается в себе. Оттолкни однажды ребенка, он потом будет чувствовать неприязнь, даже когда ее и в помине нет, и, хуже того, вызовет неприязнь одной своей опасливостью.

 

во что же я верю? Я верю, что вольный, пытливый разум индивидуума есть величайшая ценность на свете. За что я готов идти в бой? За право разума прокладывать себе дорогу в любом угодном ему направлении, свободно и самостоятельно. Против чего я должен бороться? Против любых идей, религий и правительств, ограничивающих или разрушающих в человеке личность. Таковы мои убеждения, и в этом я весь.

 

Если уж вы или я оказываемся перед выбором подумать или поступить так или иначе, мы всегда должны помнить о смерти и стараться жить так , чтобы наша смерть никому не доставила радости.

 

Да, тяжелая это задачка быть одновременно Пречистой Девой , богиней непорочной и живой женщиной.

 

Человек может господствовать над своим грехом.

 

Большинство наших пороков — это неудавшиеся попытки найти легкий, кратчайший путь к добродетели.

 

"Когда ребенок впервые узнает цену взрослым - когда серьезный малыш впервые догадывается, что взрослые не наделены божественной проницательностью, что далеко не всегда суждения их мудры, мысли верны, а приговоры справедливы, - все в нем переворачивается от ужаса и отчаяния. Боги низвергаются с пьедесталов, и не остается уверенности ни в чем. Сверзиться с пьедестала - это вам не то же самое, что поскользнуться, и уж если боги падают, то летят вниз с грохотом, с треском и глубоко увязают в зеленой болотной жиже."

 

Видим человека мы лишь в первые несколько мгновений, а потом мы уже скорее не видим, а ощущаем.

 

И, по-моему, женская сила сильнее мужской, особенно когда в сердце у женщины любовь. Любящая женщина почти несокрушима.

 

— Укажи мне человека, которому неинтересно слушать, как его оценивают.

 

Американская Стандартная (Библия) приказывает людям господствовать над грехом, как господствует над невежеством. Английская королевская сулит людям непременную победу над грехом, ибо "будешь господствовать" - это ведь обещание. Но древнееврейское слово "тимшел" - "можешь господствовать" - дает человеку выбор. Быть может, это самое важное слово на свете.

 

Есть больные, что выздоровление считают оскорбленьем для своей благородной болезни. Но время такой целитель, которому чихать на это благородство. Надо только терпеливо ждать — и выздоровеешь.

 

Церковь и бордель пришли на Дальний Запад одновременно; и обоих ужаснула бы та мысль, что они лишь разные грани одного явления. Ведь нацелены они на одно и то же: песнопенья, набожное рвение, поэзия церквей позволяют на время забыть унылость быта; и для того же назначены публичные дома.

 

Не поверите, до чего же много на свете таких, кто ни разу как следует не заглянул в глаза своему отцу.

 

Я думаю, значимость человека в этом мире измеряется числом и природой посетивших его озарений. И хотя в миг озарения человек одинок, именно озарения единят нас с миром. Озарение есть начало всякого творчества, оно наделяет человека индивидуальностью.

 

...наше единственное орудие творчества - разум индивидуума, душа отдельной личности. Нет изобретений или идей, рожденных двумя людьми. Сотворчество никогда не достигает подлинных вершин ни в одной области, будь то музыка, или живопись, или математика, или философия. Когда чудо уже свершилось, когда идея рождена, группа может взять ее за основу, может что-то добавить или расширить, но изобрести группе не дано. Потому-то и бесценен разум личности.

 

Да, действительно, вдвоем можно поднять камень, который одному не сдвинуть. Группа людей построит автомобиль быстрее и лучше, чем один человек, а хлеб, выпекаемый огромным заводом, стоит дешевле и не так разнится по форме и вкусу. Но коль скоро и наша пища, и наша одежда, и наше жилье становятся продуктом сложного массового производства, тот же массовый метод должен неизбежно вторгнуться и в наше мышление, уничтожив возможность мыслить нестандартно. Массовый, или, как его еще называют, коллективный метод уже вошел в экономику, в политику и даже религию, отчего иные народы подменяют понятие Бог понятием Коллектив. Этим-то и страшно время, в которое я живу. Небывалая напряженность, нарастая, подводит мир к критической точке, людям неспокойно, они растеряны.

 

 

 

Рубрики:  Книги/Цитаты
Книги/Рецензии
Метки:  



Julie-Ji   обратиться по имени Четверг, 19 Марта 2015 г. 07:26 (ссылка)
Ух. Стейнбек не является моим любимым писателем, но вот эта фраза про то, что поехала бы в Америку, ночевала на пороге... У меня есть любимый эстонский роман, так вот там студентка филфака, мечтающая стать писательницей, так говорит о своём любимом авторе: "Если бы он не умер... а он умер несчастным и рано, так вот, если бы он не умер, я бы горы свернула, я бы хоть в домработницы к нему пошла. Понимаешь, у него тоже могло быть - вдруг не то слово. И если бы я за всю жизнь подсказала ему десяток слов... Вот это - счастье!":))) Навеяло...
Ответить С цитатой В цитатник
zumiralda   обратиться по имени Четверг, 19 Марта 2015 г. 09:52 (ссылка)
Исходное сообщение Julie-Ji
Ух. Стейнбек не является моим любимым писателем, но вот эта фраза про то, что поехала бы в Америку, ночевала на пороге... У меня есть любимый эстонский роман, так вот там студентка филфака, мечтающая стать писательницей, так говорит о своём любимом авторе: "Если бы он не умер... а он умер несчастным и рано, так вот, если бы он не умер, я бы горы свернула, я бы хоть в домработницы к нему пошла. Понимаешь, у него тоже могло быть - вдруг не то слово. И если бы я за всю жизнь подсказала ему десяток слов... Вот это - счастье!":))) Навеяло...
Я в этом плане более честолюбива, чем та студентка филфака. Не удовлетворюсь ролью ассистента, мне надо быть "владычицей морскою" и самой умело обращаться с пером. Стейнбека мало кто из моих знакомых также почитает, как я. Говорят, он тяжелый. Не знаю, почему меня так тянет к классической литературе, из современной мало, что читаю. Люблю, когда описывают тяжелые человеческие судьбы, душевные терзания, разбирают философские вопросы.
Ответить С цитатой В цитатник
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку